Чудеса зимы

chudesa-zimy

Ася часто просыпалась со словами песен. И это не был рингтон ее будильника или любимый мотив. Просто открывала глаза и в голове звучала музыка. Поначалу она пыталась понять откуда это и зачем. А потом просто решила, что это ее персональное предсказание дня. И ей даже стало интересно, что же будет звучать, когда она откроет глаза следующим утром. 

Как хочется чуда! Обычного чуда!
С ладошками теплыми, с запахом хлеба,
И чтобы вот так вот – и из ниоткуда
Взяло и свалилось на голову с неба!

Бывали дни, когда звучала тишина, или вот, как сегодня – стихи. И это не удивительно – сегодня ведь день Николая Чудотворца. Ася не слишком верила в церковь и религию, но в этот день всегда вспоминала бабушку. Именно бабушка Евдокия рассказала Асе и про чудеса Святых, и про Ангелов- хранителей. Тогда за окнами тонко похрустывал снег, глиняная груба приятно грела в правый бок, и трехлетняя Ася слушала любимую бабушку, слегка приоткрыв рот. Кажется, целая жизнь с тех пор пролетела.

Ася резко встала с кровати и отбросила детские воспоминания вместе с лоскутным одеялом. Пора идти на встречу новому дню, в котором стопки задач и ворох планов. Важное и срочное уже выстроилось стройными рядами в ее голове и электронном планировщике.

Чайник нетерпеливо клокотал, а утреннее стихотворение продолжало всплывать забытыми строками, как чайные листья в кипятке.

Мурлыкало в уши дурацкое что-то,
Дурацкое, но невозможно смешное!
И, чтобы среда, понедельник, суббота
 Без разницы! Чудо – оно ведь такое!

Ворчащее, сонное, с привкусом дыни,
С чертятами в карих сияющих солнцах,
Целует ладони мои между линий,
И что это в пятках предательски бьется!?

Ася заварила чай и задумчиво поставила чашку на край стола.  Чашка накренилась, замерла на секунду и рухнула на глянцевый кафель. Девушка только успела проводить ее непонимающим взглядом.

Воздух вдруг стал каким-то густым и едким, Ася быстро заморгала и из глаз покатились крупные слезы. Они проносились по щекам, немного зависали на подбородке и неслышно ударялись об осколки чашки и о плитки пола. Эти реки слез были отличным дополнением к чайным озерам, которые были на полу.

Она даже не понимала, о чем она так горько плачет, откуда в этих слезах столько обреченности и тоски. «Ну чашка, ну любимая. С кем не бывает, ведь это просто вещь. Сейчас вот возьму тряпку, все уберу и побегу, ведь и так опаздываю» — эти мысли промелькнули беличьим хвостом, но Ася упорно продолжала стоять и смотреть на эту «картину маслом». Как будто вся жизнь сейчас лежала у ее ног. Ее жизнь. Такая вот неустроенная и одинокая, наполненная дедлайнами и стратегиями. Она все время смотрела только вперед. Ведь остановиться на минутку и оглянуться вокруг означало вспомнить, что родителей уже год как нет рядом. Что она совсем одна и только теплые воспоминания дают силы жить. А ведь так хотелось чуда, как тогда, когда она лежала на теплой печке и слушала истории про Святого Николая.

«Как же хочется, что бы дома кто-то ждал. И согревал ночью. А еще смотрел с любовью и нежностью... Ну где же ты, Чудо, когда ты так нужно?» Ася не заметила, как сказала свои мысли вслух, утирая слезы ладошками.

В дверь постучали. «Странно, опять что ли звонок не работает?» Ася распахнула увесистую дверь, забыв даже глянуть в глазок, от избытка нахлынувших эмоций. За дверью было пусто и темно. Уже почти закрыв дверь она увидела что-то внизу. На пороге сидел котенок и внимательно наблюдал за взъерошенной девушкой. Он был белоснежным и голубоглазым. Таким мягким на вид, что его тут же хотелось взять в руки, чтобы убедиться в его мягкости.

— Вот тебе и чудо! Ну раз ты ко мне пришел – тогда я тебя заберу к себе. Будем жить в месте. Тебя как зовут? – Асю совсем не смущало, что она разговаривает с безмолвным животным на пороге квартиры. Все было абсолютно нормально. Более нормально, чем все, что с ней происходило за весь последний год.

 — Меня зовут Ника – раздался ответ откуда-то сверху.

Девушка, продолжала сидеть на корточках и только подняла вверх взгляд. На нее смотрел парень лет тридцати. Джинсы, куртка и туфли, все как у всех. Но его глаза. Глаза его были теплыми и добрыми, а еще какими-то невероятно надежными.

 — И если вы забираете к себе мою кошку, то знайте --  мы с ней идем в комплекте. И в глубине глаз появились искристые смешинки. Ася чувствовала, что затаила дыхание и даже приоткрыла рот от удивления, как тогда, в далеком детстве.  Утреннее стихотворение продолжало звучать в ее сердце:

И, в общем, все можно – и в церковь, и с крыши,
И, в общем, неважно – февраль и простуда,
Ведь он по утрам нежно в шею мне дышит...
Как хочется чуда! Обычного чуда...

Катя Гаращук

Вдохновляющая жена, успешный бизнес-тренер, увлеченный автор. Люблю людей и пишу для людей. Наслаждаюсь жизнью во всех ее проявлениях: когда радостно — танцую сальсу, когда грустно — танцую танго.

Яндекс.Метрика